КАК РУСЬ БОРОЛАСЬ С ПОЛОВЦАМИ

Первое появление половцев на руси

В 1061 г. половцы впервые напали на русские земли и разбили войско переяславского князя Всеволода Ярославича. С этого времени в течение более полутора веков они непрерывно угрожали границам Руси. Эта небывалая по своим масштабам, продолжительности и ожесточению борьба заняла целый период русской истории. Она развернулась вдоль всей границы леса и степи — от Рязани и до предгорий Карпат.

 

                                                                                           половцы

Проведя зиму у морских побережий (в Приазовье), половцы весной начинали кочевать к северу и в мае появлялись в лесостепных областях. Нападали они чаще осенью, чтобы поживиться плодами урожая, но вожди половцев, стремясь застать земледельцев врасплох, постоянно меняли тактику, и набега можно было ожидать в любое время года, в любом княжестве степного пограничья. Очень трудно было отразить нападения их летучих отрядов: они появлялись и исчезали внезапно,   раньше,   чем   на   месте   оказывались княжеские дружины или ополчения ближайших городов. Обычно половцы не осаждали крепости и предпочитали разорять сёла, но перед крупными ордами этих кочевников нередко оказывались бессильными даже войска целого княжества.

                  

                                                                          Половецкий всадник XII в.

До 90-х гг. XI в. летописи почти ничего не сообщают о половцах. Однако если судить по воспоминаниям Владимира Мономаха о своей молодости, приведённым в его «Поучении», то в течение всех 70-х и 80-х гг. XI в. на границе продолжалась «малая война»: бесконечные набеги, погони и стычки, иногда — с весьма крупными силами кочевников.

                                    Наступление половцев

В начале 90-х гг. XI в. половцы, кочевавшие по обоим берегам Днепра, объединились для нового натиска на Русь. В 1092 г. «рать велика бяше от половець и отовсюду». Кочевники захватили три города — Песочен, Переволока и Прилук, разорили множество сёл на обоих берегах Днепра. О том, был ли оказан какой-либо отпор степнякам, летописец красноречиво умалчивает.

 

На следующий год новый киевский князь Святополк Изяславич опрометчиво приказал арестовать половецких послов, чем дал повод для нового нашествия. Русское войско, выступившее навстречу половцам, было разбито у Треполя. При отступлении, переправляясь в спешке через разлившуюся от дождей реку Стугну, утонуло множество русских воинов, в том числе и переяславский князь Ростислав Всеволодович. Святополк бежал к Киеву, а огромные силы половцев осадили город торков, осевших с 50-х гг. XI в. по реке Роси, — Торческ. Киевский князь, собрав новое войско, попытался помочь торкам, но снова был разбит, понеся ещё большие потери. Торческ оборонялся героически, но в конце концов в городе кончились запасы воды, он был взят степняками и сожжён.

 

 Всё его население угнали в рабство. Половцы вновь разорили окрестности Киева, захватив тысячи пленных, но левобережье Днепра им, по всей видимости, ограбить не удалось; его защитил княживший в Чернигове Владимир Мономах.                                   

В 1094 г. Святополк, не имея сил бороться с врагом и надеясь получить хотя бы временную передышку, попытался заключить с половцами мир, женившись на дочери хана Тугоркана — того, чьё имя создатели былин за столетия переделали в «Змея Тугарина» или «Тугарина Змеевича». В том же году Олег Святославич из рода черниговских князей с помощью половцев выгнал Мономаха из Чернигова в Переяславль, отдав на разграбление союзникам окрестности родного города.

 

Зимой 1095 г. под Переяславлем дружинники Владимира Мономаха уничтожили отряды двух половецких ханов, а в феврале войска переяславского и киевского князей, ставших с тех пор постоянными союзниками, совершили первый поход в степь. Черниговский князь Олег уклонился от совместных действий и предпочёл заключить мир с врагами Руси.

Летом война возобновилась. Половцы долго осаждали городок Юрьев на реке Роси и вынудили жителей бежать из него. Город был сожжён. Мономах на восточном берегу успешно оборонялся, одержав несколько побед, но сил явно не хватало. Половцы наносили удары в самых неожиданных местах, а черниговский князь установил с ними совершенно особые отношения, надеясь укрепить собственную независимость и обезопасить своих подданных за счёт разорения соседей.

В 1096 г. Святополк и Владимир, вконец разъярённые предательским поведением Олега и его «величавыми» (т. е. гордыми) ответами, выгнали его из Чернигова и осадили в Стародубе, но в это время крупные силы степняков начали наступление по обоим берегам Днепра и сразу прорвались к столицам княжеств. Хан Боняк, возглавлявший приазовских половцев, налетел на Киев, а Куря и Тугоркан осадили Переяславль. Войска князей-союзников, заставив всё-таки Олега просить пощады, ускоренным маршем направились к Киеву, но, не застав там Боняка, который ушёл, избегая столкновения, переправились через Днепр у Заруба и 19 июля неожиданно для половцев появились под Переяславлем. Не давая возможности противнику построиться для боя, русские воины, перейдя вброд речку Трубеж, ударили по половцам. Те, не дожидаясь схватки, побежали, погибая под мечами преследователей. Разгром был полный. В числе убитых оказался и тесть Святополка — Тугоркан.

 

Но в эти же дни половцы едва не захватили Киев: Боняк, убедившись, что войска русских князей ушли на левый берег Днепра, вторично подошёл к Киеву и на рассвете попытался внезапно ворваться в город. Долго потом вспоминали половцы, как раздосадованный хан саблей сёк створки ворот, захлопнувшиеся перед самым его носом. На этот раз половцы сожгли княжескую загородную резиденцию и разорили Печерский монастырь   —   важнейший   культурный   центр страны.   Срочно   возвратившиеся   на правый берег Святополк и Владимир преследовали    Боняка    за   Рось,    до самого Южного Буга.

Кочевники почувствовали силу русских. С этого времени к Мономаху начинают приходить на службу из степи торки и другие племена, а также отдельные половецкие роды. В такой обстановке необходимо было быстрее объединить в борьбе со степными кочевниками усилия всех русских земель, как это было при Владимире Святославиче и Ярославе Мудром, но наступали иные времена — эпоха междукняжеских войн и политической раздробленности. Любечский съезд князей в 1097 г. не привёл к согласию; в начавшейся после него усобице приняли участие и половцы.

                 Объединение русских князей для отпора половцам

 Лишь в 1101 г. князья южнорусских земель помирились между собой и уже на следующий год «умыслиша дерзнути на половце и пойти в земли их». Весной 1103 г. Владимир Мономах приехал к Святополку в Долобск и убедил его выступить в поход до начала полевых работ, когда половецкие кони после зимовки ещё не успели набраться сил и не способны уйти от погони.

 

                                                                   Владимир Мономах с князьями

Объединённое войско семи русских князей в лодьях и на конях по берегу Днепра двигалось до порогов, откуда повернуло в глубь степи. Узнав о движении противника, половцы выслали дозор — «сторожу», но русская разведка «устерегла» и уничтожила её, что позволило русским полководцам в полной мере использовать внезапность. Не готовые к бою половцы при виде русских обратились в бегство, несмотря на своё огромное численное превосходство. При преследовании под русскими мечами погибло двадцать ханов. В руки победителей попала огромная добыча: пленники, стада, кибитки, оружие. Было освобождено множество русских пленных. Одной из двух основных половецких группировок был нанесён тяжёлый удар.

Но в 1107 г. Боняк, сохранивший свои силы, осадил Лубен. Сюда же подошли и войска других ханов. Русскому войску, в состав которого на этот раз входили и черниговцы, вновь удалось застигнуть врага врасплох. 12 августа, внезапно появившись перед половецким лагерем, русские с боевым кличем устремились в атаку. Не пытаясь оказать сопротивление, половцы бежали.

После такого разгрома война переместилась на территорию противника — в степь, но предварительно в его ряды был внесён раскол. Зимой Владимир Мономах и Олег Святославич съездили к хану Аепе и, заключив с ним мир, породнились, женив своих сыновей Юрия и Святослава на его дочерях. В начале зимы 1109 г. воевода Мономаха Дмитр Иворович дошёл до самого Дона и там захватил «тысячу веж» — половецких кибиток, чем расстроил военные планы половцев на лето.

Второй большой поход на половцев, душой и организатором которого снова стал Владимир Мономах, был предпринят весной 1111 г. Воины выступили ещё по снегу. Пехота до реки Хорол ехала в санях. Далее шли на юго-восток, «минуя многие реки». Спустя четыре недели русское войско вышло к Донцу, облачилось в доспехи и отслужило молебен, после чего направилось к столице половцев — Шаруканю. Жители города не решились сопротивляться и вышли с дарами. Находившиеся здесь русские пленники были освобождены. Днём позже был сожжён половецкий город Сугров, после чего русское войско двинулось в обратный путь, со всех сторон окружённое усиливавшимися половецкими отрядами. 24 марта половцы заступили путь русским, но были отброшены. Решающая битва произошла в марте на берегу небольшой реки Сальницы. В тяжёлом сражении полки Мономаха прорвали половецкое окружение, дав возможность русскому войску благополучно уйти. Были захвачены пленные. Половцы не преследовали русских, признав свою неудачу. К участию в этом походе, самом значительном из всех совершённых им, Владимир Всеволодович привлёк множество духовенства, придав ему характер крестового, и добился своего. Слава о победе Мономаха дошла «даже и до Рима».

                  Древнерусская крепость Любеч времён борьбы с половцами. Реконструкция археологов.

Однако силы половцев еще далеко не были сломлены. В 1113 г., узнав о смерти Святополка, Аепа и Боняк сразу же попытались проверить на прочность русскую границу, осадив крепость Вырь, но, получив сведения о подходе переяславского войска, сразу же бежали — сказывался психологический перелом в войне, достигнутый во время похода 1111 г.

В 1113—1125 гг., когда в Киеве княжил Владимир Мономах, борьба с половцами проходила исключительно на их территории. Последовавшие один за другим победоносные походы окончательно сломили сопротивление кочевников. В 1116 г. войско под командованием Ярополка Владимировича — постоянного участника отцовских походов и признанного военачальника — разгромило кочевья донских половцев, взяв три их города и приведя множество пленников.

Рухнуло половецкое господство в степях. Началось восстание подвластных кипчакам племён. Два дня и две ночи жестоко «секлись» с ними у Дона торки и печенеги, после чего, отбившись, отошли. В 1120 г. Ярополк ходил с войском далеко за Дон, но никого не встретил. Степи были пусты. Половцы перекочевали на Северный Кавказ, в Абхазию, к Каспию.

Спокойно жилось в те годы русскому пахарю. Отодвинулась на юг русская граница. Поэтому летописец одной из главных заслуг Владимира Мономаха считал то, что он «наипаче же бе страшен поганым» — его более, чем кого-либо из русских князей, боялись язычники-половцы.

Возобновление половецких набегов

Со смертью Мономаха половцы воспрянули духом и сразу же попытались пленить торков и ограбить пограничные русские земли, но были разгромлены Ярополком. Однако после смерти Ярополка Мономашичи (потомки Владимира Мономаха) были отстранены от власти Всеволодом Ольговичем — другом половцев, умевшим держать их в руках. Был заключён мир, и со страниц летописей на некоторое время исчезают известия о половецких набегах. Теперь половцы появлялись в качестве союзников Всеволода. Разоряя всё на своём пути, они ходили с ним в походы против галицкого князя и даже на поляков.

После Всеволода Киевский стол (княжение) достался Изяславу Мстиславичу, внуку Мономаха, но теперь «половецкую карту» стал активно разыгрывать его дядя — Юрий Долгорукий. Решив заполучить Киев любой ценой, этот князь, зять хана Аепы, пять раз приводил к Киеву половцев, подвергая разграблению даже окрестности своего родного Переяславля. В этом ему активно помогали его сын Глеб и свояк Святослав Ольгович, второй зять Аепы. В конце концов Юрий Владимирович утвердился в Киеве, но долго княжить ему не пришлось. Менее чем через три года киевляне его отравили.

Заключение союза с некоторыми племенами половцев вовсе не означало прекращения набегов их собратьев. Конечно, масштабы этих набегов не шли ни в какое сравнение с нападениями второй половины XI в., но русские князья, всё более и более занятые усобицами, не могли организовать надёжную единую оборону своих степных границ. В такой обстановке оказались незаменимыми поселённые по реке Роси торки и другие мелкие кочевые племена, находившиеся в зависимости от Киева и носившие общее название «чёрные клобуки» (т. е. шапки). С их помощью воинственные половцы были разбиты в 1159 и 1160 гг., а в 1162 г., когда «половци мнози», нагрянув к Юрьеву, захватили там множество торкских кибиток, сами торки, не дожидаясь русских дружин, стали преследовать налётчиков и, догнав, отбили пленников да ещё захватили в плен более 500 половцев.

 

Постоянные усобицы практически свели на нет результаты победоносных походов Владимира Мономаха. Мощь кочевых орд слабела, но и русская военная сила дробилась — это уравнивало обе стороны. Однако прекращение наступательных действий против кипчаков позволило им вновь скопить силы для натиска на Русь. К 70-м гг. XII в. в донской степи снова сложилось крупное государственное образование во главе с ханом Кончаком.

                          

                                                                                    хан Кончак

 Осмелевшие половцы начали грабить купцов на степных шляхах (путях) и по Днепру. Активность половцев возросла и на границах. Одно их войско разгромил новгород-северский князь Олег Святославич, зато под Переяславлем они разбили отряд воеводы Шварна.

В 1166 г. киевский князь Ростислав послал отряд воеводы Володислава Ляха для сопровождения купеческих караванов. Вскоре Ростислав для охраны торговых путей мобилизовал силы десяти князей.

После смерти Ростислава киевским князем стал Мстислав Изяславич, и уже под его руководством в 1168 г. был организован новый большой поход в степь.    Ранней    весной    на    призыв    Мстислава «поискати отець своих и дед своих пути, и своее чести» откликнулось 12 влиятельных князей, в том числе и Ольговичи (потомки князя Олега Святославича), временно рассорившиеся со степной роднёй. Половцев предупредил раб-перебежчик по прозвищу Кощей, и они бежали, бросая «вежи» с семьями. Узнав об этом, русские князья устремились в погоню и захватили кочевья в устье реки Орели и по реке Самаре, а самих половцев, догнав у Чёрного леса, прижали к нему и перебили, почти не понеся потерь.

В 1169 г. две орды половцев одновременно по обоим берегам Днепра подошли к Корсуню на реке Роси и Песочену под Переяславлем, и каждая затребовала к себе киевского князя для заключения мирного договора. Недолго думая, князь Глеб Юрьевич помчался в Переяславль, где тогда правил его 12-летний сын. Стоявшие же под Корсунем приазовские половцы хана Тоглыя, едва узнав, что Глеб переправился на левый берег Днепра, немедленно ринулись в набег. Обойдя укреплённую линию на реки Роси, они разорили окрестности городков Полонного, Семыча и Десятинного в верхнем течении Случи, где население чувствовало себя в безопасности. Свалившиеся как снег на голову степняки разграбили сёла и погнали пленников в степь.

Заключив мир у Песочена, Глеб по дороге к Корсуню узнал, что там уже никого нет. Войска с ним было мало, да ещё часть воинов пришлось послать на перехват вероломных кочевников. Отбивать пленников Глеб послал младшего брата Михалко и воеводу Володислава с полутора тысячами служилых кочевников-берендеев да сотней переяславцев.

Найдя след половецкого набега, Михалко и Володислав, проявив поразительное полководческое мастерство, в трёх последовательных боях не только отбили пленников, но и разгромили противника, превосходившего их как минимум в десять раз. Успех был обеспечен также умелыми действиями разведки берендеев, лихо уничтожившей половецкий дозор. В результате была разгромлена орда численностью более 15 тыс. всадников. В плен попало полторы тысячи половцев

Через два года Михалко и Володислав, действуя в сходных условиях по такой же схеме, снова разбили половцев и спасли от неволи 400 пленников, но эти уроки половцам впрок не шли: на смену погибшим искателям лёгкой поживы из степи появлялись всё новые. Редкий год проходил без крупного набега, отмеченного летописью.

                          

В 1174 г. впервые отличился молодой новгород-северский князь Игорь Святославич. Ему удалось перехватить у переправы через Ворсклу возвращавшихся из набега ханов Кончака и Кобяка. Напав из засады, он разгромил их орду, отбив пленников.

 

В 1179 г. половцы, которых привёл Кончак — «злу начальник», — разорили окрестности Переяславля. Летопись отмечала, что при этом набеге погибло особенно много детей. Однако враг смог уйти безнаказанно. А на следующий год по приказу своего родственника, нового киевского князя Святослава Всеволодовича, Игорь уже сам водил половцев Кончака и Кобяка в поход на Полоцк. Ещё раньше Святослав использовал половцев в короткой войне с суздальским князем Всеволодом. С их помощью он также рассчитывал выбить из Киева Рюрика Ростиславича — своего соправителя и соперника, но потерпел жестокое поражение, причём Игорь и Кончак бежали с поля боя по реке в одной лодке.

В 1184 г. половцы напали на Киев в необычное время — в конце зимы. В погоню за ними киевские соправители направили своих вассалов. Святослав послал новгород-северского князя Игоря Святославича, а Рюрик — переяславского князя Владимира Глебовича. Торков вели их вожди — Кунтувдый и Кулдюр. Оттепель спутала планы половцев. Разлившаяся речка Хирия отрезала кочевников от степи. Здесь и настиг их Игорь, который накануне отказался от помощи киевских князей, чтобы не делиться добычей, и на правах старшего заставил Владимира повернуть домой. Половцы были разгромлены, и множество их утонуло, пытаясь переправиться через разбушевавшуюся реку.

 

Летом того же года киевские соправители организовали большой поход в степь, собрав под свои знамена десять князей, но из Ольговичей к ним не присоединился никто. Лишь Игорь промышлял где-то самостоятельно с братом и племянником. Старшие князья спускались с основным войском по Днепру в насадах (судах), а по левому берегу двигался отряд из дружин шести молодых князей под командой переяславского князя Владимира, усиленный двумя тысячами берендеев. Кобяк, приняв этот авангард за всё русское войско, напал на него и очутился в ловушке. 30 июля он был окружён, пленён и позже казнён в Киеве за свои многочисленные клятвопреступления. Казнь знатного пленника была делом неслыханным. Это обострило отношения Руси с кочевниками. Ханы поклялись отомстить.                               

В феврале следующего, 1185 г. к границам Руси подошёл Кончак. О серьёзности намерений хана свидетельствовало наличие в его войске мощной метательной машины для штурма больших городов. Хан надеялся использовать раскол среди русских князей и вступил в переговоры с черниговским князем Ярославом, но в это время был обнаружен переяславской разведкой. Быстро собрав свои рати, Святослав и Рюрик внезапно напали на лагерь Кончака и рассеяли его войско, захватив имевшийся у половцев камнемёт, но Кончаку удалось бежать.

                                                                  Князь Игорь со своей дружиной.

Святослав не был удовлетворён результатами победы. Главная цель не была достигнута: Кончак уцелел и на свободе продолжал вынашивать планы мести. Великий князь задумал летом идти на Дон и потому, как только подсохли дороги, отправился собирать войска в Корачев, а в степь — для прикрытия или разведки — направил отряд под командой воеводы Романа Нездиловича, который должен был отвлечь на себя внимание половцев и тем самым помочь Святославу выиграть время. После разгрома Кобяка чрезвычайно важно было закрепить прошлогодний успех. Появилась возможность надолго, как при Мономахе, обезопасить южную границу, нанеся поражение и второй, главной группировке половцев (первую возглавлял Кобяк), но эти планы нарушил нетерпеливый родственник.

Игорь, узнав о весеннем походе, высказал горячее желание принять в нём участие, но был не в состоянии этого сделать из-за сильной распутицы. В прошлом году он, его брат, племянник и старший сын вышли в степь одновременно с киевскими князьями и, пользуясь тем, что половецкие силы были отвлечены к Днепру, захватили кое-какую добычу. Теперь же он не мог смириться с тем, что главные события произойдут без него, и, зная о рейде киевского воеводы, надеялся повторить прошлогодний опыт. Но вышло иначе.

 

Войско новгород-северских князей, вмешавшихся в вопросы большой стратегии, оказалось один на один со всеми силами Степи, где не хуже русских понимали всю важность наступившего момента. Оно было расчётливо завлечено половцами в ловушку, окружено и после героического сопротивления на третий день битвы практически полностью уничтожено. Все князья уцелели, но попали в плен, и половцы рассчитывали получить за них крупный выкуп.

                                                                      Богатырская застава.

 

 Половцы не замедлили использовать свой успех. Хан Гза (Гзак) напал на города, расположенные по берегам Сейма; ему удалось прорвать внешние укрепления Путивля. Кончак, желая отомстить за Кобяка, пошёл на запад и осадил Переяславль, оказавшийся в очень тяжёлом положении. Город спасла киевская помощь. Кончак выпустил добычу, но, отступая, захватил городок Римов. Хан Гза был разбит сыном Святослава Олегом.

Половецкие набеги, главным образом на Поросье (область по берегам реки Роси), чередовались с русскими походами, но из-за сильных снегов и морозов зимний поход 1187 г. не удался. Лишь в марте воевода Роман Нездилович с «чёрными клобуками» совершил успешный рейд за Нижний Днепр и захватил «вежи» в то время, когда половцы ушли в набег на Дунай.

                              Угасание половецкой мощи

К началу последнего десятилетия XII в. война    половцев с русскими стала затихать. Лишь обиженный Святославом торческий хан Кунтувдый, переметнувшись к половцам, смог вызвать несколько мелких набегов. В ответ на это правивший в Торческе Ростислав Рюрикович дважды совершил хотя и удачные, но самовольные походы на половцев, чем нарушил едва установившийся и ещё непрочный мир. Исправлять положение и снова «закрывать ворота» пришлось престарелому Святославу Всеволодовичу.   Благодаря  этому половецкая месть не удалась.

А после смерти киевского князя Святослава, последовавшей в 1194 г., половцы втянулись в новую череду русских усобиц. Они участвовали в войне за владимирское наследство после гибели Андрея Боголюбского и ограбили храм Покрова на Нерли; неоднократно нападали на рязанские земли, хотя часто бывали биты рязанским князем Глебом и его сыновьями. В 1199 г. в войне с половцами в первый и последний раз принимал участие владимиро-суздальский князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, ходивший с войском в верховья Дона. Впрочем, его поход был больше похож на демонстрацию владимирской силы строптивым рязанцам.

В начале XIII в. в действиях против половцев отличился волынский князь Роман Мстиславич, внук Изяслава Мстиславича. В 1202 г. он сверг своего тестя Рюрика Ростиславича и, едва став великим князем, организовал успешный зимний поход в степь, освободив много русских пленников, захваченных ранее во время усобиц.

В апреле 1206 г. удачный рейд против половцев совершил рязанский князь Роман «с братиею». Им были захвачены большие стада и освобождены сотни   пленников.    Это   был   последний    поход русских князей на половцев. В 1210 г. те снова ограбили окрестности Переяславля, взяв «полону много», но тоже в последний раз.

Древнерусская крепость Слободка времён борьбы с половцами. Реконструкция археологов.

 

Самым же громким событием того времени на южной границе стало пленение половцами переяславского князя Владимира Всеволодовича, до того княжившего в Москве. Узнав о приближении к городу половецкого войска, Владимир выступил ему навстречу и в упорном и тяжёлом бою потерпел поражение, но всё же предотвратил набег. Более летописи не упоминают о каких-либо военных действиях между русскими и половцами, если не считать продолжавшегося участия последних в русских усобицах.

                           Значение борьбы Руси с половцами

В результате полуторавекового вооружённого противостояния Руси и кипчаков русская оборона перемолола военные ресурсы этого кочевого народа, бывшего в середине XI в. не менее опасным, чем гунны, авары или венгры. Это лишило половцев возможности вторгнуться на Балканы, в Центральную Европу или в пределы Византийской империи.

В начале XX в. украинский историк В.Г. Ляскоронский писал: «Походы русских в степь велись главным образом в силу давней, путём долгого опыта осознанной необходимости активных действий против степняков». Он же отметил различия в походах Мономашичей и Ольговичей. Если князья Киева и Переяславля действовали в общерусских интересах, то походы чернигово-северских князей совершались лишь ради наживы и мимолётной славы. У Ольговичей были свои, особые отношения с донецкими половцами, и даже воевать с ними они предпочитали «по-свойски», чтобы ни в чём не попасть под киевское влияние.

Огромное значение имело то, что на русскую службу привлекались мелкие племена и отдельные роды кочевников. Они получили общее название «чёрные клобуки» и обычно верно служили Руси, охраняя её границы от своих воинственных сородичей. Как считают некоторые историки, их служба также отразилась в некоторых поздних былинах, а приёмы боя этих кочевников обогатили русское военное искусство.

 

Многих жертв стоила Руси борьба с половцами. От постоянных набегов обезлюдели огромные пространства плодородных лесостепных окраин. Местами даже в городах оставались лишь те же служилые кочевники — «псари да половцы». По подсчётам историка П.В. Голубовского, с 1061 по 1210 г. кипчаки совершили 46 значительных походов на Русь, из них 19 — на Переяславское княжество, 12 — на Поросье, 7 — на Северскую землю, по 4 — на Киев и Рязань. Количество же мелких нападений не поддаётся учёту. Половцы серьёзно подорвали русскую торговлю с Византией и странами Востока. Однако, не создав настоящего государства, они были не в состоянии покорить Русь и лишь грабили её.

Борьба с этими кочевниками, длившаяся полтора столетия, оказала значительное влияние на историю средневековой Руси. Известный современный историк В. В. Каргалов считает, что многие явления и периоды русского средневековья нельзя рассматривать, не учитывая «половецкий фактор». Массовый исход населения из Приднепровья и всей Южной Руси на север во многом предопределил будущее разделение древнерусской народности на русских и украинцев.

Борьба с кочевниками надолго сохраняла единство Киевской державы, «реанимировав» её при Мономахе. Даже ход обособления русских земель во многом зависел от того, насколько они были защищены от угрозы с юга.

Судьба половцев, которые с XIII в. начали вести оседлый образ жизни и принимать христианство, похожа на судьбу других кочевников, вторгавшихся в причерноморские степи. Новая волна завоевателей — монголо-татар — поглотила их. Они попытались противостоять общему врагу вместе с русскими, но были разгромлены. Уцелевшие половцы вошли в состав монголо-татарских орд, при этом были истреблены все, кто оказывал сопротивление.

 

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

Добрый день! Красочно и интересно оформлена эта страница сайта. Полова — рубленная солома. Цвет волос половцев — соломенный. Половцы — светловолосые, голубоглазые, по Льву Гумилёву. Основали Малую Тартарию в Крыму и Приазовье, если смотреть по старинным картам.Также город Азов-Асов. Половецкая орда — это те же казаки. Орда: Ор-сила, Д-добро, А-ас. Сила добра асов.Серьги в ушах у воинов как у казаков. Множество совместных браков с русами.  Половцы те же русы, но не принявшие христианство. И никакой другой религии. А имена их непривычны — они не христианские. Но говорили на одинаковом языке с русами. У них не было принятия греческого языка. Половцы участвовали в формировании этносов: украинцев, венгров, поляков и др. Намного позже Малую Тартарию переименовали в Крымское ханство с впервые появившимися татарами, вместо тартарийцев. Всего одна буква.Также и с моголами.  Появились не существовавшие ранее монголы. Росчерком пера.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Саша
Саша
Был на сайте никогда
14 лет (11.05.2002)
Читателей: 30 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
CSS | Design Пользователь клуба
все 23 Мои друзья